«Citius, Altius, Fortius!»

«Citius, Altius, Fortius!»

Быстрее. Выше. Сильнее. Это девиз Олимпийских игр. Со времен их начала в подготовке атлетов многое изменилось. Если изначально в Древней Греции соревновались голыми в честь богов, то в наше время все значительно изменилось.

Технические достижения в оборудовании, обмундировании, достижения в медицине, которые позволяют организму восстанавливаться быстрее, понимание физиологии и многое другое привели к значительным отличиям олимпийцев от их исторических коллег.

Чтобы лучше разузнать о таких отличиях, приводим интервью Пэма Пика (Pam Peeke), доктора медицинских наук, терапевта, тренера, автора и старшего олимпийского атлета, обладателя многочисленных наград в сфере общественного здоровья и политики.

Используют ли сейчас олимпийцы какие-либо технологии, о которых 30, 20 или 10 лет назад даже и не упоминалось? Они фокусируются на различных типах мышц или используют такие техники, как пилатес, чаще силовых нагрузок?

Пик: Здесь имеет значение контекст. Технологии поменялись в большинстве видов спорта. А так как они изменились, то спортсмены способны достигать более высоких результатов. Это ясно можно увидеть на примере спринтеров от Джесси Оуэнса (Jesse Owens) до Усэйна Болта (Usain Bolt).

Что именно изменилось?

Пик: Много лет назад, когда олимпийцы собирались вместе, лучшим считали тело того, кто показывал средние результаты во всех видах спорта. Это был человек средних размеров, его определяли, как образец «атлетического телосложения».

Огромные изменения произошли за последние 20-25 лет. Мы обнаружили, что для каждого олимпийского вида спорта начали подбирать спортсменов определенного телосложения. Посмотрите сейчас на пловцов. Высокие и с большим размахом руки – это абсурд. Совершенно другое телосложение. Женщины – конькобежцы всегда были достаточно высокими. Сейчас они все ниже и ниже. Средний рост гимнаста был примерно 1,6 метра, сейчас уже 1,49 метра.

А что изменилось в тренировках?

Пик: Давайте вспомним, как тренировались древние греки. Они начинали тренировки лишь за несколько месяцев до игр. Самая большая шутка заключалась в том, что игрокам необходимо было бежать марафон, чтобы попасть в город, где проводились Олимпийские игры.

Сейчас тренировки более специфичны для каждого вида спорта. Сейчас мы лучше понимаем, как накачать мышцы и более этого. Мы выполняем много упражнений, чтобы заставить мышцы работать, и это действительно важно.

Теперь мы имеем дело с плиометрическими, спортоспецифическими упражнениями и навыками. Сейчас мы полностью пониманием науку высокоинтенсивных интервальных тренировок. Поэтому вместо того, чтобы убивать себя постоянными кардионагрузками на длинные расстояния, сейчас мы понимаем, что независимо от вида кардиотренировок можно получить огромную пользу от высокоинтенсивных интервальных тренировок.

То, что мы пытаемся здесь сказать, заключается в том, что сейчас существуют более четкие условия, графики и методология. Теперь все разбивается на важные элементы, которые можно усовершенствовать.

Имея на каждом этапе врача и тренера, сегодняшние атлеты тренируются более эффективно?

Пик: это мышление. В мышлении мы стали более умными, осведомленными, расширилась база наших знаний, люди стали меньше бояться увеличивать производительность. Но я, как и многие атлеты, имею страх. Мы не хотим порвать подколенное сухожилие или боимся чего-то, что удерживает нас позади.

Также сейчас женщины принимают участие во многих видах спорта, несмотря на то, что существовали предубеждения насчет того, что такого могут делать женщины, чего не можем делать мы.

Какую роль должно играть питание?

Пик: Сейчас совершенно понятно, что наука о питании получила мощный толчок к развитию. Вместе с этим появилось экстраординарное количество экспериментов с нутриентами, индивидуализацией, диетами.

Каждый атлет садится и говорит мне, что чувствует. Оптимальное использование и жиров, и глюкозы основывается на виде спорта. Спринтеру, конькобежцу и другим взрывным видам спорта необходим немедленный доступ к топливу, поэтому и питание, и тренировки таких спортсменов отличаются от тех, кто, к примеру, занимается кросс-кантри. Везде применяется наука. Большинство спортсменов – это собственные научные проекты. Что работает для одного, совершенно не подходит другому.

Существуют и атлеты-вегетарианцы. Среди олимпийских чемпионов есть люди, которые страдают сахарным диабетом 1 типа.

Собрав все эти элементы вместе, мы получим больше, чем думаем, больше науки, больше данных. Другое мышление атлетов и тренеров, индивидуализация и настрой – это то, чего не было раньше.

Опубликовано: webapteka.by 26 февраля 2018


Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook


Сейчас читают:

Популярное: